Menu

1 2 3 4 5 6 7 8 9

последние новости

Слово папе
Слово папе
Все мы созданы для продолжения рода. Иных целей у ...

Читать дальше

Игра и учеба для детей второго года жизни
Игра и учеба для детей второго года жизни
Развивающая игра и учеба для детей второго года жизни...

Читать дальше

Стоматит у детей
Стоматит у детей
Симптомы стоматита у детей могут быть совершенно р...

Читать дальше

Учим детей рисовать
Учим детей рисовать
Как и когда начинать учить детей рисовать. Как пом...

Читать дальше

Можно ли перехвалить ребенка?
Можно ли перехвалить ребенка?
Страхи родителей о том, что своей любовью и бескон...

Читать дальше

Как сказать Нет ребенку
Как сказать Нет ребенку
Если вы зашли в тупик и никак не можете повлиять н...

Читать дальше
Онлайн тесты
  • Тесты на психику
  • Тесты на личность
  • Тесты на характер
  • Прикольные тесты
  • Тесты для девушек
  • Тесты для девочек
  • Сексуальные тесты
  • Тесты про здоровье
  • Тесты на совместимость
  • Тесты на отношения
  • Тесты на любовь
  • Тесты на работу
  • Интересные тесты
  • Интеллектуальные тесты
  • Тесты для родителей
  • Тесты для детей
  • Тесты для мужчин
  • Магические тесты
  • Тесты в картинках
  • Тесты для подростков
  • Тесты способностей
  • Астрологические тесты
  • важно знать

    Как похудеть к новому году
    Безусловно, почти каждая женщина хочет похудеть к новому году. И сделать это оче...

    Как рацион питания беременной влияет на развитие ребенка
    Питание мамы имеет первостепенное значение при формировании иммунитета малютки и...

    Экспресс - Закуска - Пицца
    Здравствуйте, дорогие читатели нашего  журнальчика, сегодня с Вами сно...

     — Главная — Дети — Аутизм — Как помочь ребенку с аутизмом..

    Как помочь ребенку с аутизмом..

    Как помочь ребенку с аутизмом.. Галинка не умеет ждать. Очереди доводят ее до слез. Она не понимает, почему кто-то или что-то мешает ей действовать немедленно.

    Так же она не понимает, почему в автобусе, когда вдруг все места заняты, ей нельзя куда-то сесть. Для нее существует желание и его реализация, поэтому она спокойно может залезть кому-то незнакомому на колени.


    - Заходите, заходите! - Двери львовской квартиры открывает молодая улыбающаяся женщина с рассыпанными по плечам черными кудрями.

    Это Оля. Оля воспитывает ребенка с аутизмом.

    Из комнаты выглядит темноволосая худощавая девочка. Расстегивая куртку, ловлю на себе его любопытный взгляд.

    - Здравствуйте! - Здороваюсь с Галинкой.

    Девочка машет мне рукой и скрывается в комнате. Мама Оля берется проводить экскурсию по квартире: почти в каждой комнате - кто-то из Галина рисунков. Кое рисунки на самых стенах, местами остались только затертые следы.


     
    В комнате Галиного брата в рамке повесили рисованное карандашами красное яблоко.

    - Это она перерисовывала. Вот там - маленький образец, - показывает Оля на уголок рисунка, где поместилось крошечное изображение-прототип.

    В Галинки получилось похоже. Только немного другое: с острым углом на правом боку.

    - А сколько Гали лет?
    - Ну, это надо у него спросить, - отвечает Оля.

    Чтобы узнать, идем в гостиную. Девочка полулежит на диване, поджав колени. В ее руках дощечка с пластилиновым детской площадкой. Все вылеплен до мельчайших деталей: даже удивительно, насколько точно ей удался эта площадка в миниатюре, и как ворвется наклонная качели из тоненьких "канатов".


     
    Достучаться с первого раза к миру Галинки у меня не получается, на вопрос о возрасте девочка не реагирует.

    - Надо еще раз, - говорит мне Оля. - Скажи, сколько тебе лет? -   - Лет, - тихонько несколько раз повторяет девочка, глядя то на нас, то на свой рукотворный площадка.

    - Эхолалия, - объясняет Оля. - Это повторение чужих слов или фраз, характерное для аутистов.

    - Так сколько тебе лет? Где ...
    - ... Девять, - заканчивает слово девочка.

    Пока Оля заваривает кофе, Галинка лепит из желтого пластилина что-то очень крошечное. Такое, что теряется в ее тоненьких пальцах. Она улыбается и время от времени поглядывает на стену.

    - Детка! Ребенок! - Восклицает что-то только для себя и для себя. Смеется.

    Кажется, это она лепит мини-ребенка для своего мини-площадке.


     
    Для разговора Оля зовет меня на кухню,   говорит, что не обо всем можно при Гале. Ведь на самом деле она понимает больше, чем нам может показаться, и позже все это очень переживает. О том, что переживает ребенок с аутизмом, окружающие могут только догадываться. Выразить словами свой внутренний мир Галина не умеет.

    - До рождения Гали я где-то слышала такое слово "аутизм", но не сталкивалась, не было у меня таких знакомых, - начинает свою историю Оля. - Так случилось, что благодаря Гале я изменила не только профессию, но и вообще жизни. Пошла учиться на психолога. Думала, это как-то поможет лучше понять своего ребенка. Но образование помогло быстрее мне, а не ей.

    В руках у Оли чашка горячего кофе, а за спиной, в окне - переменная львовская погода - крутится снег.

    На кухню прибегает Галинка.

    - Пальчик вытяни изо рта, пожалуйста. Что ты хочешь?
    - Гм ... - палец изо рта Галя принимает, но не отвечает.
    - Говори, - Оля спокойно смотрит на дочь. - Должен сказать, - объясняет мне.

    Девочка молчит, разворачивается и бежит назад в гостиную.

    - На чем это мы закончили? А, да. Я пошла в психологию, сейчас работаю с детьми с особыми потребностями и с их родителями.

     

    То, что Галя немного другая, родители заметили быстро. Это их второй ребенок, поэтому разница была очевидной: девочка не смотрела в глаза, не отзывалась на имя, находилась в своем мире.

    "Мы слух проверили, все было в порядке. Физиологическое развитие был нормальный, - перечисляет женщина. - Подумали: пройдет, перерастет, ну, какая-то особая она, другая".

    Затем через публикации в интернете родители нашли в Галинки симптомы аутизма. Обратились к врачу во Львове - наткнулись на женщину с советских времен.

    "Привела Галя, говорю: она не реагирует на имя, не просится на руки, она сама в себе. Врач, не вставая с кресла, крикнула на весь кабинет" Гаааля! Гаааля! »- Оля пытается точно передать, как кричала и советская женщина.

    Галя тогда, конечно, не отреагировала, играла игрушками, даже головы не подняла. А Оля услышала от врача, что аутисты так не выглядят, и Галю она просто запустила.

    "Просто понимаете, эти старшие врачи не разбираются! И даже не хотят, - говорит мне Оля, и в ее голосе звучит возмущение. - Сейчас же же море информации, я бы на эту женщину не обиделась, если бы она мне такое сказала лет 20 назад . Но если я, мама, без медицинского образования, в интернете нашла нужную информацию, по признакам то поняла - это врачи как-то должны держать руку на пульсе? "

    Оля плавно прикладывает пальцы левой руки на правое запястье: "Не держат", - разочарованно констатирует женщина.

    Из больницы Оля тогда вышла в слезах, но говорит, что это не самое худшее, что она могла услышать. Подруги Оли рассказывали страшное врачебное: "Зачем вам такой ребенок? Сдайте ее", или "родите себе новую".

    Предположение о аутизма в Гали подтвердили: сначала в одном из благотворительных фондов, а впоследствии во львовском реабилитационном центре "Джерело".


     

    Понимать без слов


    На вопрос, насколько Оля понимает своего ребенка, женщина признается, что на все 100% никак не удается. Всегда остается что-то неизвестное.

    "Я вижу, что иногда она имеет какие-то такие мысли грустные, - женщина выдерживает короткую паузу, - что может сесть и начать плакать". Оля понижает голос, глядя на дверь. Переживает, Галя не рядом: "И она не может этого объяснить ..."

    Но в целом сейчас девочка гораздо лучше контактирует с людьми, чем раньше.

    "Раньше к ней действительно невозможно было достучаться. Она лежала ... Сейчас что-то покажу, - Оля поспешно выходит и быстро возвращается, завершая предложения на ходу, - ... имела свою любимую одеяльце, таскала ее по всему дому за собой, расстилала - и так себе лежала с пальцем во рту. И никак нельзя было ее отвлечь: ни музыкой, ни игрушками, ни взяв на руки. Ничто ей не было интересно ".

    Женщина показывает фото, где совсем маленькая Галя лежит на полу, правой щекой прижавшись к одеялу, смотрит спокойно и внимательно. Прямо в объектив. С расстояния своего мира.

    "И потом, в десять вечера, в квартире начинались прыжки. По постели, - продолжает историю Оля. - Такая неуправляемая гиперактивность. С криками и смехом. Иногда до трех ночи. Такой распорядок у нее был. Вот действительно было трудно".

    Сейчас все изменилось: Галя обращается к маме самостоятельно инициирует общение. Если ей что-то нужно - просит. Редко, потому что это удается трудно, провоцирует игры с братом. Делает девочка это одно, немного другой способ: берет его вещи и бросает на пол.

    "Брат может в ответ крикнуть! А она смеется, тикаае, - Оля делает последнее слово протяженным и игривым, улыбается. - Она вообще любит, когда кто-то проявляет эмоции. Причем, неважно какие. Главное, чтобы были".

    В общем круг общения Гали небольшое: семья и такие же как она, с особыми потребностями, дети, не обязательно аутисты. Раз в неделю девочка посещает реабилитационный центр "Джерело", и четыре дня - общеобразовательную школу для детей с тяжелыми нарушениями речи.

    При школе действует пока единственный в Украине государственный экспериментальный проект для детей с аутизмом. Там они учатся по специальной индивидуальной программе.

     

    У аутистов проблемы с сенсорикой: они плохо понимают границы собственного тела, часто чрезмерно или недостаточно чувствительны к запахам, звукам или света. Им не хватает ощущения своего тела.

    "Мы с вами можем опереться на стол и почувствовать его пределы, - Оля кладет локти на поверхность. - Можем почувствовать пол под ногами. А аутисты плохо ориентируются в этих пределах, поэтому часто залезают в коробки или шкафы. Они ищут маленькое помещение, где можно было бы почувствовать свое тело, а заодно скрыться от этого хаотического и страшного мира ".

    Чтобы корректировать сенсорные расстройства Галинки, ее мама проводит специальную секвенцию - последовательность различных массажей и стимуляцию рук.


     
    Оля ведет меня к Галиной маленькой комнатке: с одной стороны кровать, к которому боком прижалась шкаф, оклеенная цветными наклейками, письменный стол, полки и тумба - напротив, засыпаны учебными принадлежностями. Среди всего здесь много средств для развития моторики и сенсорных ощущений. Мама Гали показывает мне специальные пружинные кольца.

    "Дайте палец. А? Масаааж!" - Оля прокручивает кольцо от основания к краю пальца. Процедура кажется щекотно, но мы не можем знать, как чувствует ее Галя.

    На полках в комнате дочери Оля находит еще несколько различных приборов, преимущественно заостренных и колючих, которые должны научить ребенка чувствовать окружающий мир. Это все для пальцев и рук. Для тела есть специальные бутылочки и валики.

    Оля берет со стола немного шероховатую белую перчатку: "Если провести ею по руке - им это неприятно, потому что у них чувствительность на прикосновения. Другие дети наоборот - недостаточно чувствительны".

    В Галинки гиперчувствительность зрительная. Поэтому когда она заходит в магазин, то на некоторое время закрывает ладонями глаза, пока не привыкнет к свету.

    "И она может подойти вам понюхать, - предупреждает Оля. - Это не значит, что вы плохо пахнете, просто она хочет лучше почувствовать".

    В комнату снова забегает девочка, у нее в руках корзинка с печеньем и конфетами.

    - Конфеты? Говори "хочу конфетку", - настаивает Оля.

    Галя нечетко повторяет мамины слова. Оля опять: "Говори" хочу ".

    - Конфеты! - Продолжает девочка. - Хочу конфетку, - во второй раз Галинка уверенно произносит просьбу.

    - Бери, - примирительно говорит Оля. - Ешь. "Сказала - получила" - это тоже мотивация.

    - Она так у Вас спрашивает?

    - Ну она не только спрашивает. Она хочет от меня услышать ... Говорит "конфетка", а я повторить это слово. Это тоже такая особенность аутизма.

     

    Все аутисты визуалы. Информацию воспринимают и запоминают только картинками. Поэтому только так они могут изучить простейшие комбинации действий.

    Оля говорит, что образ мышления аутистов похож на поиск файлов на компьютере. Действует целая визуальная структурированная система.

    "Чтобы понять слово" овчарка ", нам достаточно его услышать, правда? - Оля постепенно переводит наш образ мышления плоскости мира аутистов. - Они должны пройти целую строку последовательного восприятия: открыть папку" собаки ", найти файл" овчарка "и увидеть там ее фото ".

    Это требует времени, поэтому аутисты думают дольше. Вопрос или просьбу иногда им нужно повторить несколько раз.


     
    На Галиной тумбочке - с десяток пустых файлов, прикрепленных двумя вертикальными рядами. Когда-то здесь была целая фотоистория, которая помогала девочке выполнять ежедневные дела.

    "Здесь был план. Была фотография, как Галя одевается на кровати, натягивает колготки, - Оля показывает на первый файл. - Здесь - Галя сидит за столом с тарелкой, ест, здесь - как она идет в садик. Затем супермаркет, или качели, - Оля рисует словам историю пустых файлов, - а здесь кровать - спит ".

    Теперь Галя не требует ежедневного плана. Только в нестандартных случаях мама вывешивает какую фотоинструкцию.

    Вообще дети с аутизмом любят, чтобы все было запланировано. Они хотят знать, что будет дальше, боятся перемен. Их может напугать как поездка, так и простая смена одежды на зимний.

    "У нас когда-то были очень большие проблемы с выходом из дома. - Оля снова понижает голос, оглядываясь на дверь. - Были истерики, крики, слезы, я выходила из дома вся мокрая, потому что приходилось силой ребенка надевать".

     

    У аутизма есть целый спектр. Как это, Оля объясняет на примере линейки и рисует руками в воздухе шкалу. Кто-то может быть в самом ее начале с крайне низкими коммуникативными навыками и социальной изоляцией, кто-то - на другом конце, с хорошими способностями, сохраненным интеллектом, но рядом социализацией.

    Легкие формы аутизма корректируются, и такие детки смогут жить сами, когда повзрослеют. Пойдут на обучение, работать.

    Однако большинство будет всю жизнь нуждаться в помощи и опеке.

    "Проблема прежде всего в социальной коммуникации, - рассуждает Оля о перспективах аутистов в обществе. - Наши дети могут быть гениальными в каких-то отдельных отраслях и в то же время не в состоянии пойти в магазин, купить булочку и посчитать сдачу, потому что здесь есть коммуникация с продавцом , которая порождает страхи и тревоги ".

    Больше всего родители детей с аутизмом хотят, чтобы их в обществе принимали, чтобы понимали, что аутизм не является психическим заболеванием или умственной отсталостью.

    "Это целостный глубокое расстройство развития нервной системы. Это расстройство развития. - Отмечает Оля на последнем слове. - То есть ребенок функционирует по-другому".

    Образ несчастной матери и бедной ребенка с аутизмом Оля считает давно неактуален. Говорит: надо ломать эти стереотипы. Ломать прежде всего объяснением, что дети эти - не "бедные", а просто немного другие. От них нет причин ожидать чего-то ужасного, а относиться стоит с пониманием и любовью.

    "Мы же, все обычные люди, хотим, чтобы нас принимали, правда? Чтобы к нам с любовью, с уважением ... Тогда нам то хорошо, мы можем самореализоваться, - Оля снова будто выстраивает мост между двумя мирами. - Так же и они. Только им этого всего надо гораздо больше чем нам.

    И если аутисты будут получать это принятие, понимание и любовь, уважение и объятия, то им будет легче проявить свои задатки и таланты. Но если ребенок боится окружающего мира, то ничего не покажет и не реализует. Нужно, чтобы было доверие к миру и людям. А как завоевать доверие? Осведомленностью! "

    Хотя основная эмоция у детей с аутизмом - тревога, их вряд ли испугаешь попыткой общения. Оля имеет только один совет - не говорить о аутистов в третьем лице: "Если хочешь что-то спросить - спроси напрямую, не через маму. Скажи:" Ты хочешь конфетку? »- Потому что это проявление уважения, и они очень благодарны, когда к ним так ".

    Мы договариваемся сделать фото. Пока Оля красит губы, Галинка тревожно поглядывает на маму, отвлекаясь от планшета.

    - Мы сегодня никуда не идем. Будем дома, - успокаивает Оля девочку.

    На планшете у Гали  мультфильмы. Выбирает их сама. Преимущественно о детях.

    - Дочка, сделай потише.

    Музыки в комнате сразу уменьшается. Оля довольно улыбается: "Раньше о таком можно было только мечтать".

      Мама несет розовый конверт и вынимает оттуда две половинки шоколадного яйца. Внутри каждой - белая деталь конструктора. Только взяв в руки, понимаю, что на самом деле это пластилин. И даже обертка, которая выглядит вполне аутентично, сделанная девочкой.


     
    Рассмотрев вместе с нами свои изделия, Галя помогает маме сложить их обратно в конверт.

    Оля зовет дочь сесть у себя на диване и повторяет ей: "Тетя, камера, улыбка".  

    И вот девочка  , улыбается. Смотрит спокойно и внимательно. Прямо в объектив. С расстояния своего мира.

    ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


    Реклама

    Возврат к списку

    ДетиСтатьи по теме: Дети


    Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться на сайте